Технология информационного воздействия на молодежь

Вы спрашивали

обработано
обращений
всего принято
обращений

Александр Князев

обработано
обращений

Анализ текстовых и визуальных сообщений пропаганды деструктивных групп в сети интернет (Исследование)

473

Вся текстовая и визуальная  информация, распространяемая в сети интернет, как правило, информирует, ориентирует, формирует представления и образы, ценностные ориентации и установки, программирует деятельность людей, создает общественное мнение. Вместе с тем такое восприятие, понимание и оценка этой информации непосредственно связаны с  поведением людей в обществе. Анализ тенденций в информационном пространстве, а также реакция пользователей на подобные материалы показывает, что у лидеров запрещенных организаций появилась своя устойчивая аудитория. Говоря о пропаганде  идей современных деструктивных течений, можно отметить, что в них используются  практически все методики манипуляции с учетом особенностей внутреннего представления мира  каждого отдельно взятого человека, а также и различных  аудиторных групп.

На человека и на группу  оказывают влияние следующие факторы:

 

  • визуальное воздействие: изображение, текст, жесты;
  • аудиовоздействие  : звук и музыка;
  • кинестетическое воздействие : ощущения, тактильность, внутренние переживания и т.д.

Проблема  восприятия, понимания и оценки этой информации непосредственно связана с  поведением людей в обществе. Говоря о пропаганде  идей современных деструктивных течений можно сказать, что  в них используются  практически все методики  манипуляции с учетом особенностей  внутренней  репрезентации мира каждого отдельного  человека:

  • Визуальное воздействие: изображение, текст, жесты
  • Аудиальное  воздействие : звук и музыка, вербализация
  • Кинестетическое воздействие : ощущения, тактильность , внутренние переживания и т.д.

В  2014-2015  годах, в самом начале своей информационной кампании агентства Исламского Государства  (запрещенной в Узбекистане  террористической организации)  выпускали  очень много видеосюжетов о том, как «замечательна жизнь  в Халифате». Высокопрофессиональные  по своему уровню и качеству  видеосюжеты с изображением  госпиталей, отелей, административных учреждений, заводов и фабрик должны были продемонстрировать, что у  реально существующего Исламского Халифата  есть все условия  для нормальной и спокойной жизни  мусульман. Использование на начальной стадии пропаганды  стратегии «нивелирования»  войны ,то есть превращения ее в некую компьютерную  видеоигру,  были призваны затушевать ее ужасы.  В какой-то  момент  также использовалась и стратегия замалчивания уровня насилия, плохого обращения в отношении рекрутов и их полная дискриминация.

Эксперт Института стратегических и межрегиональных исследований при Президенте Республики Узбекистан, религовед   Б.Бабаджанов в ходе региональной научно-практической конференции «Центральноазиатский диалог по реабилитации и реинтеграции «возвращенцев» из Сирии и Ирака» в своем выступлении отметил следующее:«Никто не мог предположить, что пропаганда идеологии ИГИЛ (Исламское государство – запрещенная в Узбекистане и Российской Федерации организация) окажется настолько эффективной и  что религиозная героизация тоже сыграет свою роль, едва ли не главную, в успехе этой идеологии.» [1]

Часто, не отдавая себе отчет, официальные новостные  каналы, показывая отрывки из видеопропаганды ИГ, стимулировали интерес и привлекали внимание целевых аудиторий, которые затем начинали искать полные версии этих видеосюжетов в сети Интернет. Социальные сети  тоже стали идеальным инструментом для общения со всеми заинтересованными  аудиториями, распространяя их в сети всемирной паутины. Кроме того социальные сети, как оказалось, стали отличным инструментом для такой пропаганды.

1.2.Использование  негативных стереотипов, предубеждений и предрассудков.

Проходит несколько этапов, прежде чем реципиент становится «сторонником»,сочувствует  или  даже  симпатизирует  радикальной идеологии запрещенных экстремистских и террористических организаций:

  • первый этап-«язык обиды и жалобы»,
  • второй этап-«язык обмана и лжи»,
  • третий этап «язык справедливости и праведности»[2].
  • Используя «язык обиды и жалобы» радикальные пропагандисты вызывают у пользователей определенные чувства и эмоции (сочувствие, гнев, раздражение, ненависть) и формируют образ общего врага. Для усиления эмоциональности зачастую даются ссылки на другие аналогичные сайты и каналы в Facebook, YouTube …Для закрепления эффекта также используется«язык обмана и лжи», который позволяет провести вербовку, найти сторонников и усилить пропаганду своей лживой миссии. Под воздействием «языка обмана и лжи» человек ищет контакты с единомышленниками и отвергает всех, кто находится рядом с ним. Происходит «замораживание сознания».  Как пишет исследователь, Рустам Азизи, «зомбированного пользователя» рекрутеры и пропагандисты используют для достижения своих целей посредством языка «справедливости и праведности». Это делается для того, чтобы навязать полемику и дискуссию с местными авторитетами и ответственными лицами по актуальным вопросам с целью снизить их авторитет, увеличить число своих сторонников и сочувствующих, посеять раздор и смуту среди верующих региона Центральной Азии. Для достижения этих целей они производят и публикуют материалы различного формата — текстовые, видео-  и аудиоматериалы  на таджикском, узбекском, казахском и кыргызском и русском языках.

«Анализ тенденций в информационном пространстве, а также реакция пользователей на подобные материалы показывает, что у лидеров запрещенных организаций,к сожалению, появляется своя устойчивая аудитория.Язык ненависти, стереотипов, предрассудков и предубеждений, как инструмент вербовки, негативно влияет на молодежь региона, появляются его «сторонники», которые, участвуя в процессе коммуникации  ставят «лайки», «поделиться» и тем самым распространяют данную деструктивную  информацию в сети».[3]

1.3.Личность и аудиторная группа, на которую направлена деструктивная пропаганда и  используемые в ней  методы  воздействия

Новый тип личности

Человек XXI в. сильно отличается от своих предшественников  «доцифровой эпохи». В новом тысячелетии у человека, особенно молодого, исследователи  отмечают новый  тип мышления «NET-мышление». Оно характеризуется хрупкостью внимания аудитории и визуально-калейдоскопическим способом представления информации. Это сетевой текст, тоже отличающийся  большей полифоничностью, одинаковым статусом коммуникатора и реципиента, нелинейностью изложения и другими характеристиками. Контент современной медиасреды перестал быть  исключительно текстовым, в нем  больше  преобладает визуальность, что обеспечивает ей  большую аудиторию. Преобладание визуальной информации в традиционных СМИ, в различных типах рекламы  интернет-пространства свидетельствует не только о возникновении нового способа общения, но и о глобальной трансформации стиля мышления массовой аудитории.

Современный мир, на который огромное влияние оказали информационные технологии, формирует   новый тип  восприятия, отличный от традиционного текстового или «книжного».Для обозначения нового типа сознания в середине 1990-х гг. в науке было введено понятие «клиповое сознание/мышление».  Как сформулировал культуролог К. Г. Фрумкин[4], «суть клипового мышления заключается в том, что современный человек умеет и любит быстро переключаться между разрозненными смысловыми фрагментами. Обладателям клипового восприятия свойственна большая скорость обработки информации и способность к многозадачности. Эта  многозадачность  вызвала к жизни и такие феномены, свойственные современному человеку,  как  рассеянность, гиперактивность , дефицит внимания и предпочтение нетекстовой, а  образной информации».Подобный подход к информации требует определенных навыков, в частности, умения «читать по диагонали» и быстро реагировать на вновь поступающие данные.  При этом однородную последовательность вербальных знаков, не разбавленную изображениями как, например, неиллюстрированная книга или газетный материал, воспринимать обладателям клипового мышления достаточно сложно.

Появились и такие понятия, как «цифровые аборигены», «многозадачное поколение» , формируется и развивается новый психотип  человека, родившегося на стыке XX и XXI вв., «нового человека»,который  с самого раннего детства  связан с мультимедиа информацией и компьютерной средой. Клиповая культура и клиповое сознание, а некоторые называют его «клиповым мышлением» ,присущие «цифровым аборигенам», известный философ  Элвин Тоффлер[5] рассматривал как последствия формирования новой инфосферы, в которой до невероятных размеров возрос поток информации. Исследователи отмечают, что клиповое сознание выступает некоей защитной реакцией человека, который пытается освоить огромный объем передаваемых сообщений. Мозг  такого человека, не успевая  переработать всю информацию, обрушившуюся на него, отбирает только яркие «фрагменты» информационного «поля», повседневно скрывающего от человека  реальную действительность. К. Г. Фрумкин   отмечает, что «текст для современного читателя –  это своего рода набор спрятанных ключей, необходимых для понимания ситуации: из нее извлекают нужную для решения конкретного вопроса информацию, нечто, что может пригодиться на практике»[6].Основной навык работы с текстом, которым обладают носители клипового сознания, – конвертация  то есть  мысленная трансформация его в инструкцию.

Изучаемые филологами, культурологами, антропологами  креолизованные , или предельно насыщенные визуализированными медиапродуктами тексты являются наиболее адекватными как для отдельной личности, так и для большинства современных аудиторных групп СМИ способом передачи информации. И именно с этим связана возросшая их актуальность.

Сетевая коммуникация, как известно,  это процесс обмена информации в «электронных» сетях, когда  отсутствует единый центр. В  этом пространстве  существует большая и разнообразная аудитория с возможностью сохранения анонимности, а также и с возможностью «сменить идентичность».Сами сообщения в сетевой коммуникации мозаичны. Природа этих сообщений позволяет использовать новые слова и выражения. Преимущество отдается вербальной информации, тогда как невербальная информация выражается в огромном количестве визуального материала. Используется большое количество дополнительных средств  коммуникации, которая  осуществляется достаточно быстро. В  эту коммуникацию  можно легко войти и  также  легко из нее выйти. Кроме того  всегда  есть возможность отложить коммуникацию и снова вернуться к ней в другое время.

Именно сетевая убеждающая  коммуникация стала главной в работе террористических организаций по пропаганде своих идей.

Сетевая коммуникация очень хорошо отвечает  таким потребностям, как :

  • спасение от одиночества и получение психологической поддержки;
  • сохранение существующих отношений;
  • поиск новых друзей, присоединение к виртуальному сообществу;
  • привлечение внимания, повышение статуса;
  • получение информации о людях, событиях, возможностях;
  • развлечение и регуляция эмоций.

Люди  часто ищут в сетевом общении психологическое благополучие.

Это могут быть как интровертированные  (необщительные) люди, которые обладают застенчивостью и хотят компенсировать свое одиночество, так и экстравертированные (общительные) люди, которые ищут новые знакомства.

Таким образом, чем выше ощущение одиночества у человека, тем больше  уровень его сетевого общения. Это ощущение одиночества может возникать  как при застенчивости личности, так и при ситуации, когда он подвергается остракизму.  Этим фактором можно, например, объяснить большой процент сетевого общения у трудовых мигрантов в чужой стране. Человек ищет в сети возможность самораскрытия, близости с людьми, включенности в группу, социальной поддержки. Количество друзей в сети, количество позитивного общения,  хотя и способствуют его психологическому благополучию, однако вместе с тем сетевое общение имеет свои специфические стороны, например,возникают ситуации когда люди  могут использовать ваши контакты, то есть  становятся совладельцами вашей информации.

Негативное влияние сетевого общения состоит из :

  • негативного социального сравнения;
  • информационной перегрузки;
  • уменьшения объема личного общения.

Довольно своеобразным выглядит и образ партнера  по   сетевому общению. Представление о партнере по коммуникации, как известно,   формируется в процессе его внешнего поведения, его черт и состояния, его принадлежности, к какой- либо группе и индивидуальных особенностей. В сетевом общении  также  есть  определенные особенности представленности  вашего партнера по общению.

Необходимо отметить то, что в сети у вас обычно:

  • мало информации о вашем партнере по общению;
  • эта информация ограничена желанием вашего партнера;
  • кроме того эта информация может быть ложной.

В целом формирование представления о нашем партнере в сети мы делам исходя из особенностей текста, которым он обменивается (ошибки, разговорные обороты),смайлики( их наличие, и соответствие тексту).

Информацию нам дают также и детали оформления его сетевой  «страницы», или профиля.

Изучая его профиль в сети, мы можем узнать:

  • количество его друзей;
  • увидеть его фотографии;
  • прочитать описание его интересов.

Его вешний вид для нас может быть  представлен:

  • аватаром или фотографией;
  • антропоморфным (человекоподобным) характером его аватара;
  • эмоциями, которые выражает этот аватар.

Таким образом, эти представления  о нашем партнере по общению ограничены, они менее детализированы и более экстремальны. По ним можно правильно предсказать одни особенности и характеристики, но  неправильно другие. По аватару  мы можем также  учитывать одни характеристики вашего партнера, но совсем  не обратить  внимание на другие. Таким образом, в сети большое значение имеет самопрезентация вашего партнера по общению. Эти способы  самопрезентации пользователя  сети зависят от его психологических особенностей, таких как пол, возраст,

культура, внешность, личностные черты, потребности и мотивы, представления и оценки, эмоции, намерения и поведение.

Здесь также важен  уровень самоконтроля, нарциссизм, состояние самосознания, особенности его культуры, сайт на котором происходит коммуникация. Немаловажен также  и фактор поиска человеком  самораскрытия и получения  им в сети социальной поддержки.

В сети также создаются многие группы — это виртуальные группы, где общение между членами  письменное. Эти группы могут быть:

  • Анонимные и не анонимные.
  • Синхронные и асинхронные.

Члены группы, иногда общаясь в сети много раз, затем могут  начать  общаться и в реальной жизни. Коммуникация в виртуальных группах достаточно сильно отличается от коммуникации  в группах личного общения. Члены таких групп  больше фокусируются  на задаче общения. Здесь также меньше различия между наиболее и наименее активными участниками, чем в группах личного общения. Члены виртуальных групп менее эмоционально общаются друг с другом, не всегда соглашаются друг с другом, но и меньше доверяют друг другу. Члены виртуальных групп, как заметили исследователи,  редко используют позитивные стратегии разрешения конфликтов, например, такие как, описание аргументов, побуждение конфликтующих сторон обосновать свои позиции, изучение   дополнительных  идей, изменения первых предпочтений под влиянием новых аргументов. Члены виртуальных групп также  чаще склонны  использовать негативные стратегии разрешения конфликтов, такие как настаивание на голосовании, попытки подавления чужого  мнения, высказывание предпочтений  без объяснения, соглашение без анализа и оснований. Таким образом, сетевая коммуникация позволяет человеку удовлетворить разные потребности, а также оказывает влияние на психологическое благополучие. Участники сетевой коммуникации формируют представление друг о друге,а также создают в сети представление о себе.

Современные методы ведения подрывной работы по радикализации и вовлечению в деструктивные сообщества используют  все вышеперечисленные преимущества и недостатки  интернета и сетевой коммуникации. Эти процессы в данном случае сильно сокращают временные затраты и становятся более эффективными и  трудно отслеживаемыми. Например, именно в сети Интернет стал вообще возможен симбиоз  технологий ХХI века и идеологии Исламcкого Халифата ХIV века.

Другим важным  аспектом коммуникационного процесса в сети является   деиндивидуализации личности, которая   находит свое  выражение в формах:

     1.Зависимости от информации масс-медиа. Человек избавлен от принятия решений, их ему диктуют с экрана телевизора, со страниц периодики, из динамика или наушников радиоприемника, навязывают активно всплывающие при кликах компьютерной мыши «окна» сетевых изданий или мнения и точки зрения «раскрученных» медийных гуру. Происходит это, как считают исследователи и  потому, что такой потребитель массовой информации в новых обстоятельствах жизни или по складу своего характера «ведомый» и все больше и больше испытывает чувство беспомощности, растерянности от обилия информации или даже определенной социальной неполноценности  или неудовлетворенности  своим нынешним положением. Он иногда даже получает определенное удовольствие от того, что кто-то за него принимает решения, берет на себя тем самым ответственность за его судьбу или же за судьбу  целого поколения людей;

     2.Конформизма. В данном случае индивид перестает быть собой и постепенно усваивает тип личности, предлагаемый (навязываемый) ему массово-коммуникационным шаблоном. Какое-то время действия могут осуществляться сознательно, затем переходят в автоматическое поведение. Эрих Фромм[7] называл подобный конформизм автоматизирующим. Причем человек уверен, что это сам он принимает решения, выбирает стиль поведения, реагирования или, допустим, творческий почерк и т.п. Псевдомышление, псевдоэмоции, псевдочувства — одни из главных характерных черт «типологизированной» личности.

     3.Игрореализации. Коммуникация  как форма отражения действительности развивается в целом по тем же законам, что и художественное творчество. Таким образом  сообщения для аудитории как и для самого коммуникатора становится своеобразным  средством удовлетворения неудовлетворенных и неосуществленных желаний, которые в действительной жизни не получили осуществления. Поэтому понятными становятся необъяснимые на первый взгляд пристрастия тех или иных людей к  текстам определенной тематики, изобразительному материалу и видеотрансляции и прямые эфиры с мест событий. Представляя себя выполняющими какие-то ролевые обязанности, они в процессе восприятия  информации  или воссоздания ее с помощью определенных творческих методов осознают себя их соучастниками.

     4.Творческой аффектации. Данная форма деиндивидуализации личности находит выражение в определенных асоциальных проявлениях. Например, в формировании манипуляторского типа личности, в желании человека с помощью СМИ хотя бы на короткое время обрести власть над людьми, поставить их в зависимость от себя, заставить ужаснуться, испугаться, страдать и т.д. и т.п. Неестественное творческое возбуждение нередко обусловлено подсознательными чувствами обиды, собственного бессилия, местью или является своеобразным доказательством чего-то кому-то.

Таким образом, суть «психологического» аспекта проблемы организации диалоговых отношений между СМИ и их аудиторией можно сформулировать следующим образом: когда человек живет в ладу с собой — его не преследуют комплексуальные переживания; при создании и при потреблении продукции СМИ ему достаточно опоры на собственные силы и он старается избегать жестких стереотипов, социально-политических клише, различного рода самоцельных административных схем, как он считает упорядочивающих действительность.

Воздействие деструктивных групп в сети с целью вовлечения молодёжи в деструктивные сообщества  осуществляется в два этапа.                                                                                                             На первом этапе,  начиная  с  общения в  социальных сетях   потенциальные объекты для вовлечения в деструктивные сообщества  подвергаются убеждающей коммуникации и навязыванию им (отдельным  реципиентам и группам)  определенной системы ценностей. Общий  дискурс   такого воздействия   выстраивается на продвижении нарративов, использующих стереотипы, предрассудки и предубеждения, разделяющие  людей на «своих» и «чужих».Коммуникация убеждения  с целью продвижения определенных  идей, а затем   постепенное внутреннее усваивание  этих идей реципиентом и  аудиторной группой,   приводит к тому, что под воздействием такого рода  коммуникации  реципиенты и аудиторные группы  постепенно меняют свои установки и поведение. Под воздействием  массированной  пропаганды   они   становятся последователями  продвигаемых деструктивным сообществом идей и  начинают действовать в соответствии с нормами и моделями поведения, принятыми в данных  деструктивных сообществах.

На следующем этапе, когда эти люди   вступают в  данные сообщества и   становятся его членами  в силу разных причин и обстоятельств, их сознание  подвергается уже  насильственному убеждению,  внутри деструктивной  группы, как пишеи Ирина Малкина-Пых[8]  запускается механизм контроля сознания ее членов  лидерами этих групп. Технологии деструктивных сообществ  в сочетании с современными возможностями коммуникации воздействуют на  сознание молодых  людей, трансформирует их  мировоззрение и установки, изменяет их личность,  превращая их в послушное оружие для реализации   различных деструктивных  целей и задач сообщества.

1.4.Человек в толпе и манипулирование сознанием

Гюстав Ле Бон в своей книге  «Психология народов и масс»[9]  даёт  характеристику  аудитории, где  определяет её словом «толпа». Согласно ему это собрание индивидов, какова бы ни была их национальность, профессия или пол и каковы бы ни были случайности, вызвавшие это собрание. Но с психологической точки зрения слово «толпа» получает уже совершенно другое значение. При определённых условиях собрание людей приобретает совершенно новые черты, отличающиеся от тех, которые характеризуют отдельных индивидов, входящих в состав этого собрания.Сознательная личность исчезает, причем чувства и идеи всех отдельных единиц, образующих целое, именуемое толпой, принимают одно и то же направление. Образуется коллективная душа, имеющая, временный характер и  определенные черты. Собрание становится толпой, составляющей единое существо и подчиняющейся закону духовного единства толпы. Дополнительным элементом,   превращающим собрание индивидуумов в толпу является определенный возбудитель. Такими возбудителями могут быть  информационные сообщения.

Под воздействием возбудителя, происходит исчезновение сознательной личности,  и приобретаются черты, характеризующие толпу, вступившую на путь организации.

Тысячи индивидов, отделенных друг от друга, могут в  подобные моменты подпадать одновременно под влияние некоторых сильных эмоций или какого-нибудь великого национального события и приобретать, таким образом, все черты одухотворенной толпы.

Как отмечает Гюстав Ле Бон, самый поразительный факт, наблюдающийся в одухотворенной толпе, следующий: каковы бы ни были индивиды, составляющие ее, каков бы ни был их образ жизни, занятия, их характер или ум, одного их превращения в толпу достаточно для того, чтобы у них образовался род «коллективной души». «Коллективной душе» присущи сознательные и подсознательные качества, такие как изменчивость, импульсивность, раздражительность, податливость внушению, легковерность, способность к преувеличению и односторонности чувств, нетерпимость, авторитетность, консерватизм, нравственность, в смысле  уважения к социальным постановлением.

В своей работе «Психология масс и анализ человеческого Я » З.Фрейд[10]  даёт характеристику массового сознания, он описывает такое явление как  «стадный инстинкт». Фрейд пишет, что масса импульсивна, изменчива и возбудима. Ею почти исключительно руководит бессознательное. Она легковерна и чрезвычайно легко поддаётся влиянию, она некритична, неправдоподобного для неё не существует. Она склонна ко всем крайностям, и тот, кто хочет на неё влиять, не нуждается в логической проверке своей аргументации.

В своей работе, ссылаясь на исследователя Ю.В. Ирхина, Левченко А.Е.  выделяет  типичные признаки человека, как части массы:

  1. Тенденция к обезличенности. Индивидуальная манера поведения отступает под натиском общих страстей и вытесняется импульсивными реакциями.
  2. Преобладание чувственного над сознательным. Разум в той или иной мере «захлёстывается» чувствами и «обволакивается» инстинктами.
  3. Снижается интеллект, понижается уровень моральных ценностей.
  4. Резко снижается уровень ответственности.

Таким образом, общественные индивидуумы  согласно Фрейду и Лебону, превращаясь в толпу, обретают «коллективную душу»  открытую для восприятия сообщения. Ссылаясь на  Г. Блуммера, Левченко А.Е.[11] отмечает, что поведение массы не определяется никаким предустановленным правилом и является спонтанным.

В массе индивиды отделены друг от друга и неизвестны друг другу.

Этот факт означает, что индивид в массе действует, откликаясь на тот объект, который привлёк его внимание, и на основании пробуждённых им порывов.

Отсюда и возникает проблема манипуляции массовым сознанием и массовым поведением как в реальной толпе так и в виртуальной.

Тот же самый эффект мы наблюдаем и в «виртуальной толпе» в социальных сетях.

Манипуляция, убеждение и внушение.

Владимир Волков в своей книге «История дезинформации»( VOLKOV V.,Petite Histoiredela disinformation,Les Editions du Pocher,1999)[12] пишет, что манипуляция, как разрушение,  имеет под собой три цели, а именно:

-деморализация  сообщества  путём дезинтеграции групп, которые её составляют;

-дискредитацию авторитетов и их ценностей;

-нейтрализацию масс для предотвращения всех форм спонтанного поведения в пользу установленных порядков в определенный момент с целью мирного прихода к власти небольшой группы людей.

С. Кара-Мурза в своей работе «Манипуляция сознанием»[13]  пишет,что  манипуляция — это скрытое воздействие, факт которого не должен быть замечен объектом манипуляции. Раскрытый факт манипуляции наносит манипулятору значительный ущерб. Согласно

С. Кара-Мурза, манипуляция – это воздействие, которое требует значительного мастерства и знаний. Как считают исследователи, манипуляция –  это способ господства путем духовного воздействия на людей через программирование их поведения. Это воздействие направленно на психические структуры человека,  осуществляется скрытно и ставит своей задачей изменение мнений, побуждений и целей людей в нужном для манипулятора  направлении. Успех манипуляции гарантирован, когда манипулируемый верит, что все происходящее естественно и неизбежно.

Природа манипуляции состоит в наличии двойного воздействия – наряду с посылаемым открыто сообщением манипулятор посылает адресату «закодированный» сигнал, надеясь на то, что этот сигнал разбудит в сознании адресата те образы, которые нужны манипулятору. Искусство  манипуляции состоит в том, чтобы пустить процесс воображения по нужному руслу, но так, чтобы человек не заметил скрытого воздействия.  В ходе убеждения приводятся факты, аргументы, разъяснения. Оно  предполагает   активное участие субъекта — ему предлагается ряд доводов, которые он осмысливает, затем принимает или отвергает. Внушение же, не входит напрямую в разум субъекта и проникает в психическую сферу помимо личного сознания, входя  непосредственно в сферу общего сознания и укрепляясь там, как всякий предмет пассивного восприятия. Внушение, по мнению многих авторов, прямо связывается с манипуляцией сознанием, поскольку представляет собой вторжение в сознание посторонней идеи без прямого и непосредственного участия в этом акте «Я» субъекта.

На сочетании воображения и чувств основано, например, такое мощное средство воздействия на общественное сознание, как терроризм, соединенный с возможностями  телевидения. Составляющие этой   цепочки:  стимул в виде террористического акта – трансляция  его по  телевидению – воображение  аудитории или реципиента как реакция, порождающая  чувства и страх,в итоге обеспечивают  нужное поведение реципиента и аудитории При этом у аудитории  отключается мышление  здравый смысл и рациональность.  Воображение тесно связано с имитацией (подражением) – мы «воображаем себя на месте кого-то». Это называется естественной идентификацией человека с тем человеком, которого мы видим в той или иной ситуации.

Для того чтобы манипулятор выполнил свою задачу по убеждению, надо привлечь внимание людей к его сообщению, в чем  бы оно не выражалось.  Затем необходимо , чтобы человек запомнил это сообщение многократно, что достигается многократным повторением и тиражированием этого  убеждающего сообщения в медиасреде. Тут вступает в силу закон, который гласит: убедительно то, что остается в памяти. Для целей манипуляции, согласно теориям, одинаково важны приемы привлечения и удержания внимания   аудитории на убеждающем сообщении, и в то же время отвлечения внимания от некоторых сторон реальности или некоторых частей сообщения – всегда предпочтительнее не лгать, а добиться, чтобы человек не заметил «ненужной» правды. Именно поэтому мы говорим о том, что терроризм медиазависим.

Для успешной манипуляции вниманием важно верно оценить такие характеристики аудитории, как устойчивость и интенсивность внимания. Они зависят от уровня образования, возраста, профессии, тренировки людей и поддаются экспериментальному изучению. Не менее важна и технологическая база манипулятора. Телевидение, например, которое оперирует одновременно текстом, музыкой и зрительно воспринимаемыми движущимися образами, обладает очень высокой способностью сосредоточивать, рассеивать и переключать внимание зрителя. Эффективность телевидения связана с тем, что оно мобилизует периферические системы внимания, что обеспечивает большую избыточность информации в центральной интегрирующей системе. При манипулировании  также важно учитывать и способность к  запоминанию. Исследователи также пришли  к выводу, что в результате частого повторения  информация прочно запоминается, действует на сознание независимо от того, вызывает ли это утверждение возражения или одобрение. Этот вывод проверен на коммерческой рекламе, когда независимо от того, вызывает ли она положительную или отрицательную реакцию, важно, чтобы она застряла в памяти. Как правило, запоминается и действует прежде всего то, что вызвало впечатление. Если же информация не подкреплена «памятью чувств», она быстро стирается, вытесняется.

  Эстетическая и семантическая информация

      Семантическая информация, настраивает людей действовать в соответствии со своими убеждениями и интересами. Она обращена к логике и здравому смыслу человека. В отличие от семантической информации эстетическая информация не предметна. Эстетическая информация, исходящая от средств массовой информации, не столько отражает реальное положение вещей, сколько вызывает у аудитории определенные душевные состояния, реакции и эмоции, создаёт определенную атмосферу.

Информация, переданная таким образом, становиться более устойчивой для аудитории, чем факты и доводы, излагаемые в форме семантической информации. Поддаваясь эстетической информации люди, часто голосуют вопреки своим убеждениям и интересам за того или иного кандидата, что и является прямым результатом манипулирования  за счет передаваемой  эстетической информации, потому, что эстетическая информация, заставляет людей голосовать не умом, а сердцем. При воздействии на сознание людей она часто становится инструментом злоупотреблений.

Объектом эстетической информации, как пишет исследователь

Левченко А.Е[14].,являются те ценности людей, на которых базируются их убеждения. Эти ценности, зачастую, основываются не на каких-то фактах и доказательствах, а создаются коллективным опытом. При этом они, как правило, четко не осознаются самим человеком. Согласно Левченко А.Е., эстетическая информация открывает громадные возможности для поддержки и разрушения, присущих обществу политических убеждений и пристрастий. В практическом смысле эстетическая информация выглядит  всегда предпочтительней семантической, так как она способна подготавливать действия, противоречащие логике и реальному положению дел, что выгодно для деструктивного коммуникатора. Эстетическая информация нацелена не на понимание, а на внушение устойчивых символов посредством различных технических эффектов.

Содержание информации, передаваемой  коммуникатором, оказывает большое влияние на массовую  аудиторию в самых разнообразных формах  убеждения и внушения и имеет свою социальную значимость. Воздействие информации зависит от того, насколько она соответствует социальным запросам аудитории и насколько эта информация регулярна. Получатель информации вольно или невольно ожидает и оценочную информацию.

Истинность смысловой, оценочной  информации трудно проверить, поэтому аудитория чутко прислушивается к информации, которая, как ей кажется, отражает доминирующие тенденции в обществе.  Эта оценочная информация во многом способствует формированию общественного мнения.

Именно телевидение и видео являются основным инструментом политического влияния на аудиторию в силу объективных технических качеств. Эстетика телевидения  и вообще любой визуальной информации воплощает в себя два принципа.

Во-первых, это – мозаичность изображения, представляющего весь мир в качестве несвязанных однозначной логической связью сообщений (когда, например, за короткий отрезок времени появляется разномасштабная и разноплановая информация из различных областей жизни).

Во-вторых, это – взаимоусиление поступающих в сознание реципиента и аудитории сообщений, когда он  преодолевает их мозаичную раздробленность, объединяя в устанавливаемое работой сознание смысловое единство.

         Человек  контролирует, фильтрует сообщения, которые он получает по одному каналу, например, через слово и по другому каналу  через зрительные образы. Когда эти каналы соединяются, эффективность внедрения в сознание резко возрастает. Текст, читаемый  коммуникатором  воспринимается как очевидная истина, если дается на фоне видеоряда – образов, снятых «на месте событий». Критическое осмысление в этом случае резко затрудняется.

Визуальный образ разворачивается на экране телевизора или компьютера в виде мозаики  символов, которые не претендуют на истинность представляемых ими картинок или на ложность, но оказываются для людей основным источником информации об окружающем мире.

Видеообразы напрямую связаны и подчинены манипулятивному воздействию на аудиторию. Телеобразы или видеообразы подготовлены так, что зритель воспринимает их как естественное жизненное событие, но при всей их похожести на реальные жизненные события эти образы являются определенным кодом с определенным смыслом. Это кодирование остается для массовой аудитории незаметным, чем и привлекателен манипулятивный потенциал телевидения и видео, когда  различие между фикцией и реальностью почти неосязаемо.

       Искажение информации

Часто встречающимся приемом манипуляции в СМИ и в социальных сетях является искажение информации. Исследователь Е. Доценко[15] анализирует такие конкретные приемы искажения информации,  как подтасовка фактов или смещение по семантическому полю понятия. А

С. Кара-Мурза выделяет фабрикацию фактов, манипулятивную  семантику, упрощение, стереотипизацию. Искаженная информация почти всегда используется вместе с соответствующим способом подачи. Оба исследователя  указывают на  такие приемы как утверждение, повторение, дробление, срочность, сенсационность, а также отсутствие альтернативных источников информации.

А. Моль  пишет, что  одно  из важнейших правил манипуляции сознанием гласит, что успех зависит от того, насколько полно удалось изолировать адресата от постороннего влияния. Идеальной ситуацией для этого была бы тоталитарность воздействия – полное отсутствие альтернативных, неконтролируемых источников информации и мнения. Сложность выполнения этого правила прежде всего в том, чтобы создать у адресата иллюзию независимости, иллюзию плюрализма каналов информации.

Помимо замалчивания «ненужной» информации и создания таким образом «виртуальной» реальности вместо отражения действительности, СМИ широко используют принцип «демократии шума» – потопление сообщения, которого невозможно избежать, в хаотическом потоке бессмысленной, пустопорожней информации.

     Язык подачи информации

Язык, как средство вербальной коммуникации, строго нормирован, как в межличностном, так и в институциональном общении. Современные масс-медиа,  воспользовавшись свободой слова и ее интерпретациями, коренным образом изменили общественную культуру языка. Языковая культура обогатилась благодаря использованию официального языка сообщения в СМИ, состоящего из профессиональной лексики  освещения актуальных проблем повседневности. С. Кара-Мурза[16]  определяет неофициальный язык толпы как «туземный», в отличие от «правильного» официального языка.

«Правильный» – это язык диктора, зачитывающего текст, данный ему редактором, который доработал материал публициста в соответствии с замечаниями совета директоров. Язык диктора в современном обществе несет смыслы, которые закладывают в него те, кто контролирует средства массовой информации. Люди, которые сами того не замечая, начинают сами говорить на таком языке, отрываются от здравого смысла и становятся легкими объектами манипуляции. Большое значение исследователи  придают манипулятивной семантике: изменение смысла слов и понятий.

В случае с распространением  информации по вовлечению в различные религиозные и псевдорелигиозные группы  необходимо отметить видео с речами религиозных лидеров Разновидностью такой подачи информации может стать «конструирование» сообщения из обрывков высказываний или видеоряда. При этом меняется контекст, и из тех же слов создается совершенно иной смысл. Отдельные  сообщения, соединённые в  целое, не имеют  ничего общего с действительностью, как отмечает  С. Кара-Мурза[17].

        Повторение

Главный метод закрепления нужных стереотипов в сознании – повторение. Повторение придает утверждениям вес дополнительного убеждения и превращает их в навязчивые идеи. Таким образом, оно сводит к минимуму рассуждения и быстро превращает мысль в действие, на которое у массы уже сформировался условный рефлекс. С помощью повторения мысль отделяется от своего автора. Она превращается в очевидность, не зависящую от времени, места, личности. Она не является более выражением человека, который говорит, но становится выражением предмета, о котором он говорит.

     Фрагментирование

Разделение целостной проблемы на отдельные фрагменты – так, чтобы читатель или зритель не смог связать их воедино и осмыслить проблему – одна из особых и важных сторон упрощения. Это – фундаментальный принцип мозаичной культуры. Одним из условий успешной и как бы оправданной фрагментации проблем является срочность, немедленность информации, придание ей характера незамедлительности и неотложности сообщения.Считается, что нагнетаемое ощущение срочности резко усиливает их манипулятивные возможности. Ежедневное, а то и ежечасное обновление информации лишает ее какой-либо постоянной структуры. Человек просто не имеет времени, чтобы осмыслить и понять сообщения – они вытесняются другими, еще более новыми.

Дробить информацию так, чтобы человек никогда не получал полного, завершающего знания, позволяет использование сенсаций. Сообщение о событиях, которым придается  высокая важность и уникальность, концентрирует зрительское внимания.

 Сенсационность

Под прикрытием сенсации зачастую умалчивается о важных событиях, которые публика не должна заметить. Часто сенсация применяется для прекращения скандала или психоза, который   необходимо прекратить. Поданная в виде сенсации  информация, с репортажами с места события, интервью в прямом эфире, как правило, принципиально искажают происшедшее событие. При этом создаётся иллюзия достоверности. Конкурентная борьба за аудиторию  вынуждает  коммуникаторов преувеличивать важность события, выискивать мнимые сенсации или  создавать их. Я.Н. Засурский[18] называет  этот  вид коммуникаций, «символической политикой» направленной не на «рациональное осмысление событий, а на установку устойчивых понятий у аудитории за счет инсценирования аудиовизуальных эффектов». 

Здесь используются любые средства возбуждения интереса к сообщению: шок, удивление, эстетическое удовольствие от визуальной или звуковой информации.

       Информационная ассиметрия

Следует упомянуть  и о таком методе, как информационная асимметрия, которая базируется на возможности освещения события, исходя из различных его аспектов, создавая различные виды новостей.  Информационная асимметрия может объяснить любовь медиа к чрезвычайным ситуациям. Чрезвычайные события идеально стирают прошлые сообщения из общественного сознания. С другой стороны, экстремальная ситуация всегда является проявлением асимметричности, ибо не является прогнозируемым сообщением, а именно это отвечает сущности новостей как таковых. Когда новость становится общеизвестной, новость следующего дня вычеркивает новость дня прошедшего, поддерживая принцип информационной асимметрии.

Новости, как считают специалисты, поддерживают уже имеющееся распределение сил в обществе. Это касается, в первую очередь, официальных новостей. Неофициальные новости , исходящие от оппозиционных источников, наоборот, стараются раскачивать это распределение. Для пропагандистских целей информационная асимметрия  подходит практически  идеально, поскольку в каждом обществе существует противопоставление официальной и неофициальной идеологий.

Существует и такая практика, когда  одно действие, событие получает полное освещение, а другое замалчивается, что создаёт асимметрию освещения. Сюда же можно отнести примеры исключительно положительного или исключительно отрицательного освещения деятельности того или иного политического деятеля, что особенно обостряется в период предвыборной борьбы. При этом появляется проблема автоматизации восприятия, ибо происходит исчезновение информационной асимметрии из-за  привыкания к одному типу интерпретации.

 

     Присоединение к внутреннему миру аудитории

По теории Е.Доценко[19], такое понятие, как присоединение к внутреннему миру аудитории «включается в работу в тех случаях, когда структура ситуации  оказывается сходной по своим характеристикам с соответствующей частью внутреннего мира человека«. С. Кара-Мурза [20]называет это вторым этапом после установления контакта с аудиторией. Присоединением называют такой контакт, который в силу положительного отношения к нему аудитории имеет тенденцию сам себя поддерживать, воспроизводится уже без специальных больших усилий манипулятора. Первое правило для успешного контакта – заявить о том, что отправитель сообщения входит с аудиторией в какую-то общность (по социальному, национальному, культурному  или религиозному признаку и т.д.). Для этого выработан целый язык и манера обращения, например «братья», «мусульмане», «правоверные».

     Использование слов и метафор

Первый признак манипуляции – уклончивость в изложении собственной позиции, использование туманных слов и метафор. Ясное обнародование идеалов и интересов, которые отстаивает «отправитель сообщения», сразу включает психологическую защиту тех, кто не разделяет этой позиции, а главное, побуждает к мысленному диалогу, который резко затрудняет манипуляцию. В случае с деструктивной религиозной коммуникацией используются  арабизмы и слова из религиозных книг со ссылкой на существующие религиозные  авторитеты либо сушествовавшие ранее.

       Автоматизмы и стереотипы

По мнению экспертов, существуют определённые психические автоматизмы, выступающие в  роли передаточных рычагов,  и человек не может прожить без  этих автоматизмов в восприятии и мышлении, Здесь  мы говорим о понятии «стереотип».Таким образом, одним из главных «материалов», с которым работает коммуникатор, являются социальные стереотипы – устойчивая совокупность представлений, складывающихся в сознании, как на основе личного жизненного опыта, так и с помощью многообразных источников информации.

Стереотипы – неотъемлемые компоненты индивидуального и массового сознания. Они включают в себя эмоциональное отношение человека к каким-то объектам и явлениям. Таким образом, стереотип, как необходимый человеку  устойчивый инструмент восприятия и мышления,  может быть использован как мишень для коммуникатора.

Еще более удобны в этом случае  стереотипы  художественно   и    эстетически привлекательные. Метафоры, как называет их Е.Доценко[21], включая ассоциативное мышление, дают огромную экономию интеллектуальных усилий и совпадают с желанием человека прибегать к ассоциациям и аналогиям: называть  вещи какой-либо метафорой.

В своей  работе «Энциклопедия методов пропаганды» Виктор Сороченко[22] тоже описывает  методы манипуляции, такие как «эффект присутствия», информационное доминирование, использование медиаторов, фиксация на авторитетах, принцип контраста и комментариев, принцип констатации фактов, ложной аналогии и многих других манипулятивных техник.

1.5.Экспериментальное исследование- по ценностям

Изучение  воздействия  данной  информации,  как в теоретическом аспекте, так и в практическом позволили  выявить ряд факторов, способствующих как радикализации, так и устойчивости сознания людей к подобного рода деструктивному воздействию. Без таких исследований   сегодня невозможна выработка конкретных рекомендаций по совершенствованию работы по противодействию.Например,  контент- анализ деструктивных текстов  пропаганды и сравнение этих текстов  с   текстами журналистов и экспертов,  пишущих  статьи на тему   противодействия НЭРВТ, продемонстрировали ,что уровень воздействия деструктивных текстов намного сильнее  и убедительнее.Всего было исследовано  28 материалов пропагандистского характера и 28 статей экспертов и журналистов, пишущих на тему НЭРВТ.

Анализ этих статей проводился в соответствии со шкалой ценностей.За  основополагающие ценности были выбраны 19 ценностей:

NЦенностьКонцептуальное определение с точки зрения мотивации
1Самостоятельность -МыслиСвобода разивать собственные идеи и способности
2Самостоятельность -ПоступкиСвобода развивать собственные действия
3СтимуляцияСтремление к активности ,новизне и переменам
4ГедонизмСтремление к удовольствию и чувственному удовлетворению
5ДостижениеДостижение успеха в соответствии с социальными стандартами и нормами
6Власть-ДоминированиеВлияние посредством осуществления контроля над людьми
7Власть — РесурсыВлияние посредством контролирования материальных и социальных ресурсов
8РепутацияЗащита и влияние посредством поддержания публичного имиджа и недопущения унижения
9Безопасность — ЛичнаяБезопасность непосредственного окружения
10Безопасность — ОбщественнаяБезопасность и стабильность общества в целом
11ТрадицииПоддержание и сохранение культурных,семейных или религиозных традиций
12Конформизм — ПравилаСоблюдение правил,законов и формальных обязательств
13Конформизм — МежличностныйНедопущение  причинения вреда или огорчения другим людям
14СкромностьПризнание незначительности существования одного человека в круговороте жизни
15Универсальность-Забота о другихСтремление к равенству,справедливости и защите всех людей
16Универсальность-Забота о природеСохранение природной среды
17Универсальность — ТолерантностьПринятие и понимание тех, кто отличается от тебя
18Благожелательность-ЗаботаПреданность группе и благополучие ее членов
19Благожелательность-Чувство долгаСтремление быть надежным и заслуживающим доверия членом группы

Как это видно на графике ,есть два типа текстов:

  • тексты деструктивной пропаганды (синий цвет)
  • тексты экспертов и журналистов по противодействию НЭРВТ(зеленый цвет)

Очевидно, они  по-разному  отражают в своем содержании отношение к тем или иным ценностям, но можно уже сказать, что статьи деструктивного характера  для аудитории показались более убедительными, чем статьи экспертов и журналистов по вопросам противодействия НЭРВТ.

В частности, в статьях   деструктивного пропагандистского характера  больше выражены ценности отражающие  :

  • конформизм и правила;
  • власть и доминирование;
  • традиции;
  • адресация к чувству долга мусульман;
  • утрированная забота о мусульманах.

В статьях  журналистов и  экспертов по противодействию  НЭРВТ больше отражаются  следующие ценности:

  • показатель самостоятельности мышления;
  • достижения;
  • универсальность и забота о других;
  • склонность к анализу и критическому мышлению.

В заключение необходимо сказать, что наступление цифровой эпохи открыло новые возможности  коммуникации для представителей всех без исключения социумов.

Процесс освоения новой коммуникативной реальности  сформировал необходимость развития информационной культуры, а также и необходимость изучение последствий  трансформации человека в данной реальности. Ситуация, при которой  каждый индивид  имеет возможность быть одновременно и  коммуникатором и  реципиентом, в режиме реального времени, неограниченно получать, отправлять, транслировать и распространять  любые объемы информации, предопределила возникновение принципиально новых направлений междисциплинарных системных научных исследований,  которые сильно отличаются от тех,  которые проводились  раньше.

Адекватная интерпретация смысловой  и эмоциональной информации, критическая оценка   сообщений,  заключенных в текстах и визуальных объектах  зависит от многих параметров.  Эта интерпретация и критическая  оценка  становятся важным фактором устойчивости личности и группы к  разным формам  деструктивного  воздействия  в  глобальной сети.

1.6.Мигранты-анализ по трем вопросам

В данном исследовании  ставилась задача  выявить в процессе интервью с мигрантами :

1.Позицию по религиозным конфликтам

2.Наличие в интервью высказываний разделяющих мусульман

3.Присутствие в интервью  заявлений об искажении религии

Первый анализ-позиция по религиозным конфликтам. Здесь по пятибалльной шкале можно усмотреть негативную позицию:

  • Полное осуждение
  • В основном осуждение
  • Позитивную позицию, которая включает определенную симпатию
  • Нейтральную позицию

Нам необходимо выявить какая позиция преобладает в данном случае среди тех, кто смотрел видео?

Можно ли здесь однозначно сказать, что какая-то позиция преобладает?

Здесь проводится исследование на определения критерия знаков, который сравнивает  в данном случае: имеющиеся позиция больше, чем нейтральная или меньше. Если больше, чем нейтральная-то это позитивно, если меньше чем нейтральная, то это негативно. Этот критерий также указывает на то, отличается ли  позиция от нейтральной или нет.P-значение здесь близко  к нулю, что означает, что преобладает позиция, которая отличается от нейтральной. В 10 случаях была заявлена нейтральная позиция, в 4-х случаях была позиция симпатии и принятия по религиозным конфликтам, а в 24 случаях  была выявлена позиция осуждения. Таким образом, среди опрошенных преобладает позиции осуждения. Таким образом, люди на словах склонны к осуждению явно больше, чем к принятию и симпатии.

В вопросе о  присутствие заявлений по искажению   пропагандистами религии P-значение близкое к нулю. В соотношении 26 против 12.Здесь можно согласиться с тем, что  испытуемые  заявляют об искажении религии.

Здесь есть значимые различия.

Здесь рассматривались высказывания разделяющие  мусульман и немусульман. Здесь было два варианта  биноминальных высказываний.

Всего 5 вариантов. В первом случае разные варианты:

Есть ли такие высказывания или же их нет?

Когда мы имеем всего две категории, то мы выясняем, какая категория встречается чаще, а какая реже?

Если мы посмотрим на присутствие высказываний разделяющих мусульман и не мусульман в биноминальном тесте, то P- значение очень большое. Следовательно, здесь нельзя сказать, что то встречается чаще, а что-то резже. Если смотреть цифры, то очевидно, что  у 18 людей присутствуют такие высказывания, а у 20  подобный высказываний нет. Таким образом, приблизительное соотношение 50/50/.Явного вывода о том, что эти высказывания склонны разделять или же не склонны разделять сделать нельзя.

В итоге получается, что нет  ярко выраженной общей тенденции по этому разделению.

1.7.Анонимные опросы

Анонимные опросы   депортированных трудовых мигрантов , проживающих  на территории Центральной Азии, которые  проводились с целью оценки     эмоционального воздействие деструктивного  видео продемонстрировали уровень  эмоционального воздействие  этой видео пропаганды. В  исследовании   были опрошены 38 человек, которые  предварительно подтвердили, что они неоднократно смотрели  в сети  фильмы деструктивного характера.

Как мы видим на графике, после  проведенной  статистической обработки   и анализа высказываний   мы видим присутствие  таких эмоций как:

  • Побуждение и интерес
  • Сочувствие
  • Печаль
  • Гнев
  • Удивление
  • Критическое отношение
  • Отвращение

Эмоция страха в данном случае отсутствовала, возможно,  потому, что   эти люди находились у себя дома, в окружении своих близких, но если бы это исследование проводилось  в условиях трудовой миграции, то результаты были бы вероятно другими. Из этого можно сделать вывод, что  в результате просмотра  видео  деструктивной пропаганды у  людей   появляются  чувство   симпатии и сочувствия, а также   возникают стойкие побуждения и желания помочь тем, кто несправедливо страдает, особенно ели речь идет о «братьях и сестрах  по вере».

Таким образом, когда человек часто смотрит видео   деструктивной  пропаганды      у него  постепенно  возникает  желание  оказать помощь тем, кто страдает  и  под воздействием призывов  присоединиться к деструктивному сообществу.

Конечно же   встречаются  и такие респонденты у которых  видео, вызывают также  и чувство  отвращения. Можно ли после этого сказать, что у испытуемых существует,  и определенная устойчивость  к эмоциональному воздействую данной пропаганды?  Это вероятно зависит еще и от  ситуации,  в какой среде  находится испытуемый, но однозначно, что риски эффективности воздействия присутствуют.

1.8. Восприятие деструктивного контента

Во время экспериментальное исследование  на восприятие   деструктивного  контента  в среде студентов в возрасте от 19 до 21года испытуемым в первом замере  было  предъявлено 7 различных стимулов и было предложено оценить их по   шкале  из 17 антонимических прилагательных, на основании которых они должны были  сделать свой выбор:

В качестве стимульного материала были выбраны:

  1. Слово-ЭКСТРЕМИСТ
  2. Слово-МИРОТВОРЕЦ
  3. Изображение — Курсант Национальной Гвардии
  4. Изображение — Боевик экстремистской группировки
  5. Выдержки из текста — Призывы к насилию и нормализация насилия
  6. Выдержки из текста — Обращение к мусульманской общине с целью инициации у них чувства вины и сочувствия к мусульманам и навязывание им роли жертвы
  7. Выдержки из текста — Героизация и восхваление моджахедов и Шахидов

Стимулы были предьявленны  аудитории  до и после тренинга и  групповой  дискуссии на тему противодействия НЭРВТ.  Все данные  были сведены в таблицу и статистически обработаны.

Сформировалось три  группы факторов восприятия:

1.ВРАЖДЕБНЫЙ – ДРУЖЕЛЮБНЫЙ

2.СИЛА-СЛАБОСТЬ

3.ИНТРОВЕРТ-ЭКТРАВЕРТ

Как это видно на графике фактор  ВРАЖДЕБНЫЙ-ДРУЖЕЛЮБНЫЙ

Слово-ЭКСТРЕМИСТ во втором замере  воспринимается более враждебно, чем в первом-до тренинга и дискуссии по противодействию НЭРВТ

Слово-МИРОТВОРЕЦ  во втором замере воспринимается менее дружелюбно

Уровни восприятие изображение — Курсант Национальной Гвардии  в замерах до и после тренинга  не  сильно  отличаются

Восприятие  Изображение — Боевик экстремистской группировки также  практически не меняется до и после тренинга и групповой дискуссии

Выдержки из текста- Призывы  к насилию и нормализация насилия воспринимаются одинаково враждебно

Восприятие Выдержки из текста — Обращение к мусульманской общине с целью инициации у них чувства вины и сочувствия к мусульманам и навязывание им роли жертвы во втором замере  значительно возрастают  и  воспринимаются более дружелюбно, чем в первом

Восприятие текста с Выдержки из текста — Героизация и восхваление моджахедов и Шахидов  после замера  воспринимается более дружелюбно, чем в первый раз.


Как это видно на графике фактор  СИЛА-СЛАБОСТЬ

Слово-ЭКСТРЕМИСТ во втором замере  воспринимается более слабым

Восприятие  Слово-МИРОТВОРЕЦ   во второй раз тоже  направляется в сторону слабости

Изображение — Курсант Национальной Гвардии во втором замере воспринимается более слабым,  чем в первом

Изображение — Боевик экстремистской группировки также во втором замере воспринимается более слабом, чем в первом

Выдержки из текста- Призывы  к насилию и нормализация насилия и  Выдержки из текста — Обращение к мусульманской общине с целью инициации у них чувства вины и сочувствия к мусульманам и навязывание им роли жертвы аудитория относит к слабому фактору

Выдержки из текста — Героизация и восхваление моджахедов и Шахидов напротив во втором замере  воспринимаются  неожиданно сильно. Таким образом, фактор героизации оказывает  достаточно  сильное воздействия на  молодежную аудиторию.

 

По графику фактора ИНТРОВЕРТ-ЭКТРАВЕРТ мы можем сказать, что:

 Восприятие  Слово-ЭКСТРЕМИСТ  во втором замере сильно меняется,что говорит о том, что  он не воспринимается кем то мистическим и закрытым(ИНТРОВЕРТИРОВАННЫМ).Его восприятие  во втором замере после тренинга  движется в сторону Экстравертированности.

Слово-МИРОТВОРЕЦ во втором замере тоже воспринимается более открытым,но не настолько как слово ЭКСТРЕМИСТ. Восприятие Изображение — Курсант Национальной Гвардии при первом и повторном измерение не сильно меняется Изображение — Боевик экстремистской группировки во втором замере тоже воспринимается как более Открытое и экстравертированное. Восприятие Выдержки из текста — Призывы  к насилию и нормализация насилия  тоже воспринимается во втором замере заметно  более открытыми.

Восприятие Выдержки из текста — Обращение к мусульманской общине с целью инициации у них чувства вины и сочувствия к мусульманам и навязывание им роли жертвы не сильно различаются в первом и во втором замере. Выдержки из текста — Героизация и восхваление моджахедов и Шахидов в первом и во втором замере отличаются не сильно.

1.9.Позиция по религиозным конфликтам. Присутствие заявлений об искажении религии

Мигранты-оптимальное шкалирование

В данном исследовании  мы обследовали,  как на  опрошенных влияют:

  • возраст,
  • пол,
  • образование и
  • место проживания,
  • регион исхода и
  • семейное положение.

Позиции опрошенных  по религиозным конфликтам выявлялась  на основе вышеперечисленного.

Позиции по религиозным конфликтам, которая кодировалась как:

  • полное осуждение
  • в основном осуждение
  • нет правой стороны
  • симпатия

Также было интересно,  как на эти параметры влияет образование?

Было выявлено, что люди с высшим образованием сочувствуют и симпатизируют джихадистам меньше, чем люди со средним образованием.

Исследуя фактор-родной регион  мы выявили, что больше всего  люди симпатизируют и сочувствуют джихадистам  в  регионе Ферганской долины-1,728,а меньше  всего в Самарканде-1,4 ,также довольно низко все остальные регионы-0,8

КатегорияЧастотаКвантификация
Ташкент5,679
Ош51,728
Ферганская долина (узб.)10-,107
Самарканд7-1,429
Бухара2-,028
Хорезм и Нукус3,768
Экстракатегория4-,801

Относительно больше симпатии и сочувствия были выявлены в Ташкентской области, а  в регионах Хорезма и Нукуса не настолько сильны симпатии как предполагалось до исследования.

Ферганская долина и Бухара не сильно отличалась по  показателям симпатии и сочувствия.

Следующая зависимая переменная: Разделение на мусульман и немусульман демонстрирует нам как на эту зависимую переменную влияют:

  • Возраст
  • Пол
  • Образование
  • Родной регион
  • Семейное положение
  • Место проживание

P-значение здесь не большое и весь набор переменных позволяет объяснить склонность к разделению мусульман и немусульман на 40% приблизительно.

Таким образом, склонность разделять мусульман всех на мусульман и немусульман объясняются какими то другими фактолрами, которые не охвачены в данном исследовании…

Возраст  в нашем случае переменная, количественно нарастающая и мы анализируем все отдельно взятые возрастания-возрасные параметры выстраиваются в определенную систему — чем больше возраст, тем сильнее или слабее разделение.

Таким образом, мы имеем  осмысленную картинку и можем  утверждать, что чем моложе люди, тем меньше они склонны разделять  всех людей на мусульман и немусульман.

На графике видно, что чем старше становится человек, тем сильнее нарастает его  склонность к разделению людей на мусульман и немусульман, также можно увидеть, что  в рамках заданных условий, начиная с 20 и до 40 лет  нарастает склонность к разделению всех людей на мусульман и немусульман. Затем, в 40 лет этот факт разделения приостанавливается  и в, более старшем возрасте опят растет. Эта склонность с возрастом усиливается где-то между 20 и 40 годами, потом останавливается и ближе к 60 ти, снова запускается.

Последняя исследуемая переменная в нашем случае это заявление испытуемых об   искажение религии. Влияют ли на эти заявления все те факторы о которых мы говорили раньше:

  • Возраст
  • Пол
  • Образование
  • Родной регион
  • Семейное положение
  • Место проживание

Как показал анализ эти факторы не влияют на эти заявления и то, что на это влияние объясняется, видимо какими то другими факторами.

Автор: С.Н. Арифханова - МA международной журналистики и социологии, докторант  кафедры психологии Национального Университета Узбекистана имени Мирзо Улугбека,  консультант центра  www.crss.uz

Источник: crss.uz

Литература:

  1. Азизи Р. Язык вражды в радикальной (контр)пропагандеhttps://zen.yandex.ru/media/newstj/iazyk-vrajdy-v-radikalnoi-kontrpropagande-5c5954b049ed1f00aabd9856
  2. Аронсон Э., Пратканис Э. Р Эпоха пропаганды: Механизмы убеждения, повседневное использование и злоупотребление
  3. Айдан ,Уайт. Безопасность и СМИ http://www.dcaf.ch/_docs/mediasec_gov_russian/File%2005.pdf
  4. БабаджановБ. Эксперт рассказал, зачем узбекистанки уезжали в зоны боевых действий в Сирию и Ирак, https://podrobno.uz/cat/obchestvo/ekspert-rasskazal-zachem-uzbekistanki-uezzhali-v-zony-boevykh-deystviy-v-siriyu-i-irak/
  5. БалмаеваС. Д. «Многозадачное поколение», дефицит внимания и конвергенция // Медиаконвергенция и мультимедийная журналистика / сост. С. Д. Балмаева. Екатеринбург, Гуманитарный ун-т, 2011. С. 49.
  6. Бертран Клод-Жан. Этика СМИ и служба безопасности
  7. http://www.dcaf.ch/_docs/mediasec_gov_russian/File%2007.pdf
  8. Берн Эрик. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры / Эрик Берн. М.: Изд. Эксмо, 2016.
  9. Боно Эдвард де. Нестандартное мышление / Учебник / Пер. П. Самсонов / Эдвард де Боно. Минск: Изд. Попурри,   2018.
  10. Бурдье П. Социальное пространство и символическая властью.
  11. «Thesis» №2, 1993
  12. VOLKOV V.,Petite Histoire dela disinformation,Les Editions du Pocher,1999
    Вартанова Е. Л., Ю. П. Зинченко, В. В. Миронов Человек как субъект и объект медиапсихологии / Отв. Редакторы. — М.: МГУ имени М. В. Ломоносова / Институт человека; Изд. Моск. ун-та, 2011
  13. ВольтонД. Информация не значит коммуникация. М. : ПОЛПРЕД Справочники, 2011.
  14. Виноградова С. М., Мельник Г. С. Психология массовой коммуникации. Учебник для бакалавров / С. М. Виноградова, Г. С. Мельник. — М.: Изд. Юрайт, 2018.
  15. ВиноградоваС. М., Мельник Г. С. Психология массовой коммуникации. М. : Издательство Юрайт, 2013. С. 114–115.
  16. Виноградов Дмитрий«Репортаж из букв» [Электронный ресурс] Режим доступа: http://to-report.livejournal.com/
  17. Выготский Л. С. Психология искусства / Л. С. Выготский. —  М.: Изд. Лабиринт, 2016 (или любое другое издание).
  18. Вулф Том«Антология новой журналистики» [Электронный ресурс] Режим доступа: http://readfree.ru/site/book/C1411/
  19. Джоби Уоррика «Черные флаги. Ближний ,Восток на рубеже тысячелетий», Издательство АСТ,2018
  20. Доценко Е. Л. Психология манипуляции. Феномены, механизмы, защита. — М., 1996
    Засурский И. Масс-медиа второй республики. — М.:
  21. Изд-во МГУ, 1999
  22. ЗасурскийЯ. Н. Все начинается с контента // Человек как субъект и объект медиапсихологии / отв. ред. проф. Е. Л. Вартанова, Ю. П. Зинченко, В. В. Миронов. М. : Ин-т человека; Изд-во Моск. ун-та, 2011. С. 85.
  23. ЗемляноваЛ. М. Коммуникативистика и средства информации. Англо-русский толковый словарь концепций и терминов. М. : Изд-во Моск. Ун-та, 2004. — С. 83.
  24. ИвановД. В. Виртуализация общества. СПб. : Петербургское востоковедение, 2000. С.
  25. Кара-Мурза Сергей. Манипуляция сознанием / Сергей Кара-Мурза.  — М.: Изд. Алгоритм, 2017.
  26. КалмыковА. Медиалогия интернета. М. : Либроком, 2013.
  27. КирилловаНаталья. Медиалогия как синтез наук. — М. : Академический проект, 2012
  28. Качкаева Анна«Журналистика и конвергенция: почему и как традиционные СМИ превращаются в мультимедийные» [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.twirpx.com/file/323728/
  29. Кретов, Б.Е. Социально-гуманитарные знания
  30. Конецкая В. П. Социология коммуникации.
  31. Коппероуд Р., Нельсон Р.«Как преподносить новости» [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Gurn/kopper/index.php
  32. Лазутина Г. В., Распопова С. С. Жанры авторского журналистского творчества в современных российских СМИ / Г. В. Лазутина, С. С. Распопова. — М.: Изд. Аспект Пресс, 2016.
  33. Лозовский Б. Н. Кто и как манипулирует журналистами / Б. Н. Лозовский. — Екатеринбург: Изд. Уральского университета, 2011.
  34. Ле Бон Гюстав. Психология народов и масс,http://yurpsy.by.ru/biblio/lebon/18.htm
  35. Левченко А.Е. Формы и методы воздействия СМИ на общественное сознание
  36. Лукина М. М.«СМИ в пространстве Интернета» [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.evartist.narod.ru/text19/034.htm
  37. Майерс Дэвид. Социальная психология: интенсивный курс / Дэвид Майерс. — Санкт-Петербург: Изд. прайм-ЕВРОЗНАК, 2015.
  38. Малкина-Пых И.Г. «Виктимология» психология поведения жертвы,
  39. Милль,Джон Стюарт. О свободе. http://www.humanities.edu.ru/db/msg/41201
  40. Моль А. Социодинамика культуры. — М.: Прогресс, 1973
    Олешко В. Ф. Психология журналистики. / В. Ф. Олешко. — Москва: Изд.  «ФЛИНТА» ; Екатеринбург: Изд. Уральского университета, 2018.
  41. Олешко В. Ф.Журналистика как творчество: учеб. пособие / В. Ф. Олешко. — М.: РИП-Холдинг, 2006.
  42. Оменте,Джером. Отношение американцев к новостным СМИ
  43. Почепцов Г. Г. Психологические войны. — Москва — Киев: «Рефл-бук», 2000
  44. Почепцов Г. Г. Коммуникативные технологии ХХ века. — Москва — Киев:
  45. «Рефл-бук», 2000
  46. Пронина Е. Е. Психология журналистского творчества. — 2-е изда­ние / Е. Е. Пронина. — М.: Изд. Моск. ун-та, 2006.
  47. ПоповВ.Д. Социальная информациология: проблемы становления и развития. – М. : РАГС, 2004. С. 3. См. также: Худорожков И. В. К вопросу о формировании информационно-коммуникативного пространства // Гуманитарные научные исследования. Март. URL: http://human.snauka.ru/en/2012/03/760
  48. Roy Olivier”Le djihad et la mort”,Edition du Seuil,2016
  49. Сороченко, Виктор. Энциклопедия методов пропаганды
    http://www.politnauka.org/library/prikl/propaganda.html
  50. Соколов-Митрич Дмитрий«Реальный репортер: почему нас этому не учат на журфаке?» [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.ozon.ru/context/detail/id/15709147/
  51. Стогов Илья«Таблоид: учебник желтой журналистики» [Электронный ресурс] Режим доступа: http://stogov.net/category/tabloid-uchebnik-zheltoj-zhurnalistiki
  52. Тотров, Р.Руслан. Масс-медиа и массовое сознание» Мысль», 1980
  53. Тоффлер,Олвин. Эра смещения власти. http://www.df.ru/~metuniv/consor/POWER1.html
  54. Федотова,Валентина. Манипуляция как субститут демократии
  55. http://gt-msk.ru/print/theme/365-0
  56. Фрейд ,Зигмунд. Психология масс и анализ человеческого «Я»
  57. Фромм Э,Бегство от свободы
  58. ФрумкинК. Г. Откуда исходит угроза книге. URL: http://magazines.russ.ru/znamia/2010/9/fr.html
  59. Харрис Ричард. Психология массовых коммуникаций / Ричард Харрис. — С-Пб.-М.: Изд. Прайм-Еврознак, 2012.
  60. ХалпернД. Психология критического мышления. 4-е междунар. изд. СПб. : Питер, 2000. Цит. по: URL: http://www.uhlib.ru/istorija/psihologija_kriticheskogo_myshlenija/p277.php.
  61. Чалдини Р. Психология влияния. Убеждай, воздействуй, защищайся / Р. Чалдини. — СПб.: Изд. Питер, 2016. — 272 с.
  62. ШВАРЦ, Т.П. БУТЕНКО, Д.С. СЕДОВА, А.С. ЛИПАТОВ
  63. УТОЧНЕННАЯ ТЕОРИЯ БАЗОВЫХ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ: ПРИМЕНЕНИЕ В РОССИИШ.
  64. Шиллер Г. Манипуляторы сознанием.- М.:
  65. ШиловаА. В. Манипулирование сознанием и его специфика в современном обществе : автореф. дис. … канд. филос. наук. Ставрополь, 2007.

Комментировать


Возврат к списку